Александр Гнездилов (gnezdilov_alex) wrote,
Александр Гнездилов
gnezdilov_alex

Митраизм: одна из наиболее загадочных древних религий

Юланси Д.
ЗАГАДКИ МИТРАИЗМА

David Ulansey
The Mithraic Mysteries В мире науки, 1990, № 2 (Scientific American, 1989, No. 12)
Пер. оп.: http://www.ancientrome.ru/publik/ulansey/ulan01.htm
http://www.krotov.info/lib_sec/27_yu/yul/ansi1989.htm

Изображения, относящиеся к этому древнему культу, некогда распространенному в Средиземноморье, могут быть разгаданы лишь в контексте представлений, согласно которым силы, повелевающие людскими судьбами, находятся не на Земле, а на небе.

В СОТНЯХ подземных храмов, разбросанных по всей территории бывшей Римской империи, от Англии до Сирии, археологи обнаруживают рисованное или выгравированное изображение юноши, убивающего быка. Этот главный символ тайного культа, известного как митраизм, представляет собой одну из величайших и пока неразрешенных загадок в археологии нынешнего столетия. С каким мифическим событием связан этот символ? Что символизирует в митраизме сцена убиения быка? Я и несколько других исследователей пришли к выводу, который на первый взгляд может показаться невероятным: упомянутое изображение не связано с мифом о каких-либо событиях на земле, а представляет собой "астрономический код" с глубоким религиозным содержанием. Такая интерпретация выглядит достаточно убедительной, если принять во внимание разительные перемены, происходившие в религиозной и общественной жизни того времени. В течение почти 700 лет между правлениями Александра Македонского и императора Константина средиземноморская цивилизация была исключительно благоприятной средой для зарождения новых религий. Завоевания Александра Македонского, упроченные его греческими и римскими последователями, привели к быстрому становлению единой средиземноморской культуры, вобравшей в себя разнообразие наций, городов-государств и племен. Более древние формы религиозного выражения, существовавшие в небольших, тесно связанных обществах, уже не могли служить духовной опорой для людей, оказавшихся частичками обширной и безразличной к людским судьбам империи.

По мере поглощения Эллинистической и Римской империями более древних городов-государств и племен, в людях росло ощущение, что силы, повелевающие их судьбами, недосягаемы и находятся в отдаленных частях империи. Любая философия или религия, дающая возможность хоть как-то осмыслить происходящее, быстро находила много последователей.

Возникновение христианства явилось одной из ответных реакций на эти условия. Эта религия давала возможность объединиться в символическое сообщество – "Новый Израиль" – тем людям, действительные сообщества которых, подчиненные имперскому порядку, уже не внушали твердого чувства самосознания. Другой реакцией было зарождение фатализма – представлений, что жизнь человека полностью предопределена судьбой. Персонифицированная форма Рока или Случая почиталась как божество во многих эллинистических культах. Слово "стоицизм", являющееся названием одного из течений эллинистической философии, в котором отчетливо выражены идеи фатализма, используется и сейчас, что свидетельствует о стойкости того, что когда-либо рождено жизнью. Фатализм подготовил почву для быстрого развития своей более специфической формы – астрологии. Астрологи, идеи которых получили широкое распространение в эллинистический период (после завоеваний Александра Македонского), утверждали, подкрепляя свои доводы математическими расчетами, подкупающими своей точностью, что все события на Земле предопределены силами небесными. Распространение фатализма и астрологии в тот период, видимо, и привело к появлению религии, основанной на вере в эти силы и известной как митраизм.

МИТРАИЗМ, или митраистические мистерии, был одной из основных (и, несомненно, одной из самых загадочных) религий, возникших примерно в то же время, что и христианство. Время зарождения митраизма относится к I в. до н.э. В одной из своих работ Плутарх пишет, что к 67 г. до н.э. митраизм исповедывали киликийские пираты. (В провинции Киликия, на полуострове Малая Азия, жили примерно 20 тыс. пиратов, которые в период процветания осуществляли свои операции на всем Средиземном море). Митраизм достиг наибольшего распространения в 3 в., а впоследствии (в конце 4 в., примерно в период распада Западной Римской империи) был вытеснен христианством.

Приверженцами митраизма были в основном солдаты, служащие и купцы; культ исключал женщин. Как и в ряде других древних культов (среди них мистерии Изиды и элевсинские мистерии), исповедовать митраизм мог только тот, кто совершил тайный обряд посвящения. Посвященным запрещалось рассказывать иноверцам о таинствах культа, которые были названы мистерией (это слово происходит от греческого mysterion – тайна, таинство). Английское слово mystery (тайна) и связанные с ним слова, такие как mysticism (мистицизм, мистика), восходят к греческому слову, от которого произошло название культов. Митраизм имел несколько ступеней посвящения, образующих иерархическую структуру, по которой постепенно поднимались посвященные.

Требованием сохранения тайн культа объясняется отсутствие письменных источников, в которых раскрывалась бы суть митраизма. Поэтому для ученых, пытающихся воссоздать основы этого учения, единственно доступной информацией является искусная иконография митраизма. Большинство изображений в митраистических храмах отражают различные деяния бога Митраса, однако главным изображением является так называемая "тауроктония", или сцена убиения быка. На тауроктонии мы видим бога Митраса, убивающего быка, а также другие фигуры. Тауроктонию обнаруживают на самом видном месте по существу в каждом митраистическом храме, и, несомненно, в ней содержится ключ к разгадке тайн митраизма. Вместе с тем в отсутствие каких-либо письменных источников расшифровка этого изображения представляет собой чрезвычайно сложную задачу.

Для большинства ученых, предпринявших в XX в. попытку расшифровать тауроктонию, основополагающей была работа Франца Кюмона, известного бельгийского историка религии. В своей интерпретации, впервые опубликованной в 1899 г., Кюмон исходил из того, что слово Митрас является греческим и латинским вариантом имени намного более древнего иранского бога Митры. Ученый пришел к выводу, что митраизм произошел от древнеиранского культа Митры, бога света и истины, который считался стражем договора людей. По мнению Кюмона, для расшифровки тауроктонии достаточно было найти параллели ее символическим элементам в мифологии Древнего Ирана.

Подход Кюмона заключал в себе значительные проблемы. Самой важной из них было то, что никому не известен иранский миф, в котором Митра имел бы какое-либо отношение к убиению быка. Кюмон ссылается здесь на миф созидания, в котором Ариман, воплощение зла, убивает быка, из крови и туловища которого возникло все живое на Земле. Как утверждал Кюмон, должен был существовать вариант этого мифа (свидетельства чего, однако, до сих пор не обнаружены), в котором быка убивает не злой Ариман, а бог Митра. Авторитет Кюмона был столь высок, что в течение более 70 лет его представления считались бесспорными.

На I международном конгрессе по вопросам митраизма, состоявшемся в 1971 г. в Манчестерском университете, многие исследователи поставили под сомнение "иранский контекст" тауроктонии, а вместе с ним и интерпретацию Кюмона. Несколько ученых, включая Джона Хиннелса из Манчестера и Р.Л. Гордона из Университета Восточной Англии, высказали предположение, что митраизм возник как совершенно новая религия в греко-римском мире и что он просто перенял имя иранского бога для большей экзотичности и придания культу духа древности.

Что же отображает тауроктония, если не иранский миф? Начиная с середины 1970-х годов несколько ученых, включая Роджера Бека из Торонтского университета, Стенли Инслера из Йельского университета, Майкла Спейделаиз Гавайского университета и меня, предложили свои интерпретации тауроктонии (и митраизма), основанные на предположении, что на самом деле она представляет собой звездную карту.

В период зарождения митраизма духовная жизнь и религии Средиземноморья были пронизаны астрологическими идеями. Отчасти это было обусловлено широким распространением фатализма в тот период. Кроме того, для людей, оторванных от своих местных традиций и свободно перемещающихся по территории империи, астрология послужила источником новых символов, которые придавали смысл повседневной жизни и в то же время не были связаны с каким-то конкретным местом или сообществом, как в прежних религиях. Конфигурация звезд оставалась неизменной, независимо от того, в каком месте империи находился путешественник, и поэтому эта конфигурация могла служить замечательной основой для такой универсальной символической системы.

Принятие астрологических идей привело к укреплению веры, что истинным местом обитания богов было царство звезд. Именно в эллинистический период планетам стали давать названия по имени греческих богов, например Зевс (Юпитер) и Арес (Марс). Астрология также способствовала укоренению новой идеи о жизни после смерти, согласно которой душа попадает не в преисподнюю, как считалось ранее, а поднимается через планетарные сферы, или небеса, к сфере неподвижных звезд, а затем в рай, расположенный за самой далекой сферой. Этот путь считался очень трудным и опасным, и для прохождения каждого планетарного порога нужно было знать тайные слова.

Астрономические идеи, вероятно, играли важную роль в митраизме, если судить по частому изображению астрономических символов в иконографии этого культа. На тауроктонии и других произведениях митраистического искусства часто можно встретить 12 знаков зодиака и знаки Солнца, Луны и планет. Классический автор Эвбул, чьи работы относятся к первому или второму столетию, отмечал, что митраистический храм считался "образом космоса". Судя по всему, и сама тауроктония была астральным символом.

КРОМЕ Митраса и быка на тауроктонии имеются и другие фигуры: собаки, змеи, ворона, скорпиона и иногда льва и чаши. Нельзя считать совпадением то, что каждая из фигур соответствует какому-то созвездию: Малого Пса, Гидры, Ворона, Скорпиона, Льва и Чаши (бык соответствует Тельцу). Цель моей работы заключалась в том, чтобы объяснить, почему эти созвездия представлены на главном изображением мощного в свое время религиозного течения.

В расположении этих семи созвездий на небе и их образов на тауроктонии имеется определенная связь: за исключением созвездия Льва они расположены вдоль линии, соответствующей положению небесного экватора в то далекое время. Небесный экватор – это проекция земного экватора на небесную сферу. Он представляет собой воображаемую окружность, лежащую в плоскости, которая наклонена под углом в 23° к плоскости земной орбиты (плоскости, определяющей круг зодиака). Небесный экватор пересекает зодиак в точках весеннего и осеннего равноденствия.

В античную эпоху небесный экватор означал гораздо больше, чем просто воображаемая окружность. Древние астрономы полагали, что Земля находится в центре Вселенной и абсолютно неподвижна, а звезды закреплены на небесной сфере, которая за сутки делает полный оборот вокруг Земли, вращаясь вокруг оси, проходящей через северный и южный полюса сферы. Элементы этой сферы, такие как полюса и экватор, были очень важны для понимания "устройства" космоса. Поэтому небесный экватор "был изучен" гораздо лучше в античности, чем сейчас. Например, Платон в своем диалоге "Тимей" писал, что творец Вселенной начал создавать космос с того, что сформировал его вещество в букву X, отображающую пересечение эклиптики и небесного экватора.

В те времена считалось, что ось небесной сферы была, как и сама Земля, неподвижной. На самом деле ось вращения Земли (современный эквивалент древней космической оси) не является неподвижной и совершает колебательные движения. Вместе с ней совершает колебательные движения и экватор, а относительные положения экватора и эклиптики меняются. Эта так называемая прецессия равноденствий означает, что положение Солнца на небе в равноденствии смещается назад вдоль эклиптики, и поэтому каждый год равноденствие наступает несколько раньше. Период прецессии равен примерно 25920 годам, при этом Солнце проходит через одно созвездие каждые 2 160 лет. В настоящее время точка весеннего равноденствия приходится на созвездие Рыб; примерно к 2200 г. она "войдет" в созвездие Водолея. В греко-римские времена точка весеннего равноденствия приходилась на созвездие Овна, в которое она "вошла" примерно в 2000 г. до н.э. До этого же она приходилась на созвездие Тельца.

За исключением Льва, все созвездия, отображенные на тауроктонии, лежат на небесном экваторе; такая картина соответствует расположению точки весеннего равноденствия в созвездии Тельца. Созвездие Льва отмечает положение Солнца в точке летнего солнцестояния (это положение также смещается в результате прецессии) в ту эпоху. Таким образом, расположение образов созвездий на тауроктонии соответствует астрономической ситуации за 2000 лет до возникновения митраизма.

Откуда последователям митраизма было известно о таком расположении созвездий и почему они придавали этому религиозное значение? Явление смещения точек равноденствия не было известно в течение большей части античной эпохи. Оно было открыто примерно в 125 г. до н.э. греческим астрономом Гиппархом, всего за несколько десятилетий до возникновения митраизма. Его тщательные наблюдения показывали, что небесный экватор в самом деле постепенно смещался назад по зодиаку. Расчеты, произведенные Гиппархом, также показывали, какие созвездия должны расположиться вдоль небесного экватора, когда точка равноденствия приходится на созвездие Тельца (ее последнее положение до греко-римского периода).

С геоцентрической точки зрения, прецессия (движение оси вращения Земли) представляется как смещение всего небосвода. Для людей, которые имели геоцентрическое мировоззрение и верили, что движение звезд влияет на судьбы людей, открытие явления прецессии было настоящим потрясением: устойчивая сфера с фиксированными звездами оказалась неустойчивой вследствие действия некоторой силы, очевидно большей, чем сам космос. Древние мыслители, привыкшие видеть в природных явлениях проявление силы богов, видимо, сразу интерпретировали это движение как свидетельство существования некоего могучего, ранее неведомого божества.

В ЭТОМ контексте смысл тауроктонии становится понятным: смерть быка символизировала недвусмысленно конец "правления" созвездия Тельца как созвездия весеннего равноденствия и начало новой эры. Другие фигуры на тауроктонии представляют созвездия, чье положение на небе также изменилось в результате прецессии.

Убив быка (что вызвало смещение точек равноденствия), Митрас, по сути дела, сдвинул всю Вселенную. Бог, способный на совершение такого грандиозного поступка, несомненно, заслуживал поклонения. Кроме того, если Митрас мог сдвинуть небесную сферу, то значит он обладал и другими способностями, например, он мог преодолевать силы судьбы, находящиеся на звездах, и дозволять душе свободно проходить через планетарные сферы после смерти.

Другие митраистические изображения свидетельствуют о том, что действительно Митрасу приписывались такие космические способности. Существуют изображения Митраса-юноши, который в одной руке держит космическую сферу, а другой вращает зодиак. На нескольких тауроктониях звездное небо изображено под мантией Митраса.

Статусом бога Митраса как силы, вызвавшей смешение точек равноденствия, можно объяснить и тайную природу митраистических мистерий. Поборники этой религии, должно быть, верили, что они обладают великой тайной, которую им самим и избранным посвященным лучше держать при себе. Для посвященных знание сложной астрономической структуры, лежащей в основе митраизма, требовало более длительного приобщения к религии. Только приобретя необходимые знания, можно было оценить нового бога.

ЕСЛИ ВСЕ фигуры на тауроктонии представляют созвездия, то какое созвездие представляет Митрас? На тауроктонии Митрас расположен поверх быка и всегда изображается как юноша с клинком в головном уборе конической формы, известном как фригийский колпак. Над Тельцом находится созвездие Персея (героя греческой мифологии), также обычно изображаемого как юноша с клинком во фригийском колпаке. Персею поклонялись как богу в Киликии – именно в том районе, где, по мнению Плутарха, зародился митраизм.

Тарсус, столица Киликии, был местом нахождения одной из самых важных интеллектуальных общий в Средиземноморье. В этой общине доминировали стоики, известные не только своим фатализмом (который привел их к твердой вере в астрологию), но и своей традицией персонифицировать силы природы в виде богов и героев. Наиболее вероятно, что митраизм развился из представлений мыслителей Тарсуса о силе, вызвавшей только что открытое явление смещения точек равноденствия; они "наделили" этой силой местного киликийского бога Персея. Одно из созвездий уже носило имя Персея, и его положение на небе вполне отвечало этим представлениям.

Однако если Митрас был в определенном смысле Персеем, то как к нему перешло имя Митры? Во-первых, вполне естественно для тайной религии скрывать имя своего божества. Во-вторых, в античности Персей считался основателем Персии (Ирана) и таким образом мог быть легко связан мифологически с иранским богом света и истины – Митрой. В-третьих, примерно в то время, когда зародился митраизм, большая часть Малой Азии находилась под господством царя Митридата Понтийского, который основал сильный союз с киликийскими пиратами. Митридат принадлежал династии, названной по имени Митры. Кроме того, он и его потомки верили, что они происходят от Персея. Вероятно, в кругах царя Митридата (который считал себя интеллектуалом и проявлял особый интерес к греческой религии) образовалась связь между Персеем и Митрой, которая и привела к принятию имени Митрас (греческая форма имени Митра).

В НАСТОЯЩЕЕ время христианство является одной из мировых религий, митраизм же (вместе с большим числом других культов) не сохранился. Почему?

Одно из самых главных различий этих религий состоит в том, что христианство старалось обратить в свою веру как можно больше людей. Например, в последних строках евангелия от Матфея есть такие слова: "Итак идите, научите все народы…". Митраизм, наоборот, был тайным культом, и тайны этого культа теряли свою силу с увеличением числа посвященных.

Кроме того, митраизм исповедовали в основном солдаты, служащие и купцы, т.е. люди, которые были тесно связаны с социальным порядком империи, и иерархическая структура Митры (в отличие от раннего христианства с его апокалиптическим учением о втором пришествии мессии и неприятием всего мирского) вполне отвечала этому порядку. Первые христиане, чей социальный статус обычно был весьма неопределенным, обладали "революционным порывом", совершенно несвойственным митраизму.

Христиане стремились просветить мир, тогда как приверженцы митраизма искали индивидуального просвещения и совершенствования в пределах существующей культуры. Поэтому они без сомнения принимали условия, которые ограничивали число посвященных в культ, таких как недопущение женщин в культ, строительство небольших подземных храмов и установление сложной последовательности обрядов посвящения. Вопрос заключался не столько в том, почему митраизм не стал таким же распространенным, как христианство, а в том, как христианство достигло такого успеха, к которому оно стремилось: к концу 4 в. в Средиземноморье оно почти полностью вытеснило соперничавшие с ним религии.

Истинные причины успеха христианства и поныне являются предметом оживленных дискуссий среди ученых. Однако все они согласны с тем, что наиболее важную роль сыграл фактор исключительности. Быть христианином означало отказаться от всех других вероисповеданий. Другие религии того времени не требовали такого единомыслия: посвященные могли почитать и культ Митры, и культ Изиды, участвовать в жертвоприношениях Юпитеру и в то же время почитать дух умершего императора. В период, когда многие люди утрачивали свою традиционную веру, вселявшую в них чувство собственной значимости, христианство, с его чрезвычайной исключительностью, выглядело весьма привлекательным: оно давало возможность людям сделать решающий выбор; те, кто становился христианином, обретали веру, что их жизнь действительно имеет цель и смысл. В эпоху смятения это имело особое значение.

Следует отметить, что христианство отвечало также некоторым астрально-религиозным концепциям; лежавшим в основе митраизма и других культов. Иисуса Христа представляли часто как имеющего власть над миром звезд. Например, в первой главе евангелия от Марка (самом раннем из христианских евангелий), где описывается крещение Христа от Иоанна, читаем "…увидел Иоанн разверзающиеся небеса…" Таким образом, автор, видимо, хотел передать идею, что жизнь Иисуса представляла нарушение космического порядка (проявление силы, большей, чем сила небесная).

В том же евангелии от Марка (гл. 13) Христос говорит следующее: "Но в те дни… звезды спадут с неба… Небо и Земля прейдут, но слова мои не прейдут". А вот что говорит св. апостол Павел в своем Послании к Галатам: "Так и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественными началами мира; но когда пришла полнота времени. Бог послал Сына Своего… чтобы искупить подзаконных…" (гл. 4, ст. 4-5). Как Митрас, сдвинув небесную сферу, нарушил порядок Вселенной, так и приход Христа, как виделось верующим в него людям, нарушил целостность космоса.

Не только раннее христианство и митраизм, но и многие другие религиозные и философские течения того времени выражали общее стремление найти силу, которая могла бы нарушить границы космоса и открыть доступ в царство, находящееся за пределами обычного опыта. Такое стремление усиливалось потрясениями того времени: по мере подрыва местных оснований культуры происходило расширение индивидуальных горизонтов. В то же время ученая мысль поднялась до грандиозного видения небесных сфер. Между нынешним миром с его развивающейся общемировой культурой и наукой, которая за одно поколение раскрыла многие тайны самых далеких галактик, и между тем античным миром Средиземноморья можно провести разительные параллели.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments