January 10th, 2007

п-к

(no subject)

Есть одна дата, которую я не могу пропустить и не вспомнить.
Год назад, в первых числах января, умерла Татьяна Николаевна Трусова, учитель и правозащитник.

В ее случае оба слова очень важны: она была изумительным педагогом словесности. Набрав ее имя в Яндексе, Вы найдете огромное число слов о ней от ее бывших учеников - и в них вложены только добрые чувства.
Не только потому, что она была хорошим человеком - нет, она была человеком энциклопедически образованным и замечательно умевшим передавать свои знания другим.
В колледже я не учился в классе, где она преподавала - но ее влияние на меня и на всех было огромным. Она была одним из центров притяжения колледжа.
От нее исходила громадная магия русской культуры, русской интеллигенции. Такое же чувство возникает у меня, когда на экране Лихачев или Лотман. А она была в жизни - и это чудо.

Она запомнилась мне стоящей на одной из лестничных площадок и курящей папиросу. Я часто видел ее так, поднимаясь или спускаясь по лестнице колледжа. Она курила много - и умерла от скоротечного рака легких.
Привычка к курению появилась у нее по ее словам в ссылке - и здесь я перехожу к второй составляющей ее деятельности: к ее участию в диссидентском движении.
От нее исходили интеллигентность и культура, оттого догадаться о ее политических взглядах было легко.
Но я все же испытал потрясение, купив в очередной раз "Общую газету" и вдруг увидев огромную, на лист А2, статью о Татьяне Николаевне. Статья рассказывала о почетной (как у Бродского) статье за "тунеядство", о лагере, потом ссылке, о том, как там Татьяна Николаевна непрерывно старалась приобретать и передавать знания находящимся рядом людям, о ее учительстве в поселковой школе в тот период, когда ей было запрещено возвращаться в Москву. О ее общественной деятельности тоже можно найти в "Яндексе".

Она рассказывала один случай, который отражал ее подход к жизни, ее принципы: в сталинских лагерях оказалась старая аристократка из "бывших". В этом бараке стояла чудовищно грязная и вонючая параша, которую никто не хотел выносить даже - так было противно.
И эта женщина, графиня в своей прошлой жизни, первое, что сделала в камере - вынесла эту парашу и отмыла ее дочиста. Молодая девушка, сидевшая с ней (она-то потом и рассказала это Татьяне Николаевне), потрясенно спросила, а как же интеллигентность, воспитание, культура?
Старая графиня ответила: культура и интеллигентность - в том, чтобы убирать грязь, а не воротить нос от нее.
Вскоре ее расстреляли.

Татьяна Николаевна была человек-ориентир, на которую равнялись большинство учителей-гуманитариев, и равнялись совсем не потому, что она кого-то строила, как старшая по возрасту.
Они слушали ее лекции, а потом рассказывали то же самое нам, тем, кому не удалось попасть в "ее" класс. Уроки ее учеников в нашем классе делали его поистине лицейским, пушкинским. Они и уговорили ее вести факультативный семинар по литературе для всех желающих.
Этот семинар продолжался недолго - не позволило здоровье Татьяны Николаевны.
Но ее лекцию о Грибоедове и "Горе от ума" я не забуду.
Это был потрясающий по своей глубине анализ эпохи.
Во-первых, очень точная фиксация ситуации в тогдашнем обществе, достойная любого профессионального историка.
Во-вторых, проведенное самой Татьяной Николаевной исследование окружения Грибоедова и вычисление прототипов основных персонажей.
В-третьих, блистательный разбор самой комедии, вышедший далеко за рамки школьного курса литературы и перешедший уже в жанр режиссерской экспликации для будущего спектакля.

Вот ссылка на ее текст о ее первом уроке: http://ps.1september.ru/articlef.php?ID=200205608

Она очень четко понимала все, про тенденции развития страны после возвращения к власти "стукачей", как она их называла.
И говорила об этом: http://www.hro.org/editions/press/0202/28/28020213.htm
"За успех нашего безнадежного дела" - этот легендарный диссидентский тост я впервые услышал от Татьяны Николаевны Трусовой.

Я закончу ссылкой на фото Татьяны Николаевны: http://sergepolar.livejournal.com/218423.html
и рассказом, который немного взорвет грустный элегический тон моего поста:
была весна 2001-го, события вокруг старого НТВ.
Это был мой первый майдан и я был переполнен им.
Идя как-то в колледж я встретил по дороге свою учительницу истории Ларису Никитичну Мазепову - потрясающего историка и демократа-единомышленника.
Естественно, мы говорили о той отчаянной борьбе, которая кипела вокруг НТВ, когда десятки тысяч людей поднялись-таки и вышли на митинги.
И говоря мы дошли по лестнице до того места, где курила Татьяна Николаевна.
Теперь мы обсуждали происходящее втроем. НТВ было Татьяне Николаевне очень близко еще и потому, что среди звезд канала были ее ученики - Марианна Максимовская и Ашот Насибов.
Мы говорили о предательстве Митковой и т.д., и тут Лариса Никитична сказала, что Немцов призвал журналистов искать компромисс с Кохом.
- Дрянь - сказала Татьяна Николаевна. Я был шокирован, услышав это от нее.
Пока мы не дошли до точки зрения Чубайса на удушение независимой телекомпании.
- Сука - констатировал светоч культуры и затянулся папиросой. Она сказала это очень просто и безоценочно, как констатацию факта.
Разговор продолжался, пока не прозвучала фамилия "Кох".
- Блядь - закрыла тему Татьяна Николаевна.
Лариса Никитична, чувствуя ответственность за мою юную мораль, усомнилась в допустимости таких высказываний при молодежи (т.е. мне).
Татьяна Николаевна сказала: русский интеллигент должен уметь сказать правду.
И этот урок я тоже запомнил.

Когда ее не стало - один из некрологов был озаглавлен "Фея умерла".
Ниже пояснялось: фея-Тортилла.
Очень жаль, что феи умирают сейчас - не увидев того, чего они достойны.