May 8th, 2008

п-к

(no subject)

Сегодня Зубков окончательно покидает пост главы Правительства.
И замечательно!

Более неумного премьера я не припомню - а помню я их со времен Черномырдина.
Зубков - это контрольный выстрел в голову плановой экономики и повсеместного госрегулирования.
Упрощенное и ухудшенное переиздание Примакова, пожилой советский чиновник начал с изгнания журналистов с заседаний Правительства, ругани в адрес Чубайса и обещаний всем все раздать.
Его предвыборные обещания обернулись скачком инфляции.

Попытались остановить рост цен добровольно-принудительными договорами с бизнесом - и любой обыватель скажет вам, что на цены это никак не повлияло, они продолжили свой галопирующий рост.

На этом фоне Зубков решил квотировать ввоз мяса в страну, тем самым еще более подстегивая цены. Никогда не думал, что можно так "успешно" скомпрометировать идею поддержки отечественного производителя.

На последнем заседании своего кабинета Зубков утвердил рост тарифов на газ и электричество: по 20, 30, 40% в ближайшие годы.
Ежу понятно, что на столько же, а то и больше, будут увеличивать цены производители и продавцы.

Так провалить работу при такой блестящей экономической конъюнктуре...
Худший премьер - безо всяких сомнений.
п-к

(no subject)

Вчера ушел Путин.
Это хорошо, еще лучше, чем уход Зубкова.
ЖЖ многих друзей осиротели - как они теперь без счетчика, измерявшего оставшиеся дни Путина в Кремле.
Что они теперь поставят на это место - счетчики про Медведева?

Впрочем, неважно: Путин ушел. Хотя бы формально.
Хотя бы для вида.
Конституция не нарушена.
Вседозволенность вроде бы не настала.
М.б. в этом есть заслуга всех тех, кто так отчаянно боролся с Путиным все эти годы.
Я думаю, есть.
Поздравляю с этим всех демократов и либералов.
п-к

(no subject)

Отмена Марша несогласных - как ни странно, меня не обрадовала.

"Другая Россия" по сути признала свое поражение.
Смысл этих маршей всегда был в сопротивлении режиму.
В конце 2006 года, когда на первом митинге несогласных произошел прорыв и несанкционированное шествие.
Весной 2007, когда растерянные и испуганные власти отдали приказы о жестоких избиениях людей в Москве и Питере. Тогда даже те, кто не был согласен с другороссами, захотели оказаться на улице - из солидарности.
Потом марши стали повторяться.
Власти наловчились бороться с ними.
В провинции Марши большим и повсеместным событием так и не стали.
Людей стало выходить все меньше.
Стикеры маршей тоже не висели уже на каждом столбе.
Наступила рутина.
Система инкорпорировала несогласных и нашла для них место.
Последний марш в Москве по сути не состоялся.
А 6 мая и вовсе все отменилось.
Как пояснил господин Билунов, чтобы не подвергать людей риску.
Но Марши несогласных проходить без риска не могут.
Это значит, что организаторы осознают, что наступил тупик повседневности, что они проиграли, не сумев придать маршам какого-либо осмысленного характера кроме смелого и не санкционированного властями шествия.
Решив не подвергать людей риску, организаторы Марша перестали быть альтернативной политикой, пассионариями, готовыми получать дубинкой за свое право на свободу.
После такого признания - можно делать, что угодно, организовывать новые марши - но аура вервольфов растаяла.
Факт остается фактом: "несогласные" вышли из парадигмы мирного, ненасильственного, но непримиримого противостояния с властями, которое было их спецификой, их лицом.
Они принципиально отказывались идти на договоренности с властями, менять маршруты своих шествий. Это могло закончиться только победой или отступлением от этой принципиальной позиции.
Вот и закончилось. Поражением. Как и следовало ожидать.