July 7th, 2008

п-к

(no subject)

Две недели не был в офисе, занимался только театром.

Пришел, а тут изменения: портрет Че Гевары со стены съехал, революционная ситуация рассосалась.

По-моему, от этого сильно хуже не стало.
Бункер стал офисом.

Такое время пришло. Наверно, это и неплохо.