March 17th, 2010

п-к

90-е и 2000-е: часть 4 - причины краха реформ и выводы для новых поколений демократов

Я хочу продолжить ту очень важную, на мой взгляд, тему, на которой мы закончили разговор вчера.

О реформаторах, как самостоятельной политической силе, независимой от президента Ельцина.

Начнем с двух фрагментов интервью Григория Явлинского журналу "Форбс" www.forbesrussia.ru/interview/45575-reformatory-prihodyat-k-vlasti-grigorii-yavlinskii:

1. "— У меня уже к тому времени был опыт работы с Ельциным, в отличие, например, от Гайдара. Именно поэтому я считал и всех пытался убедить в том, что мы должны быть самостоятельным политическим партнером Ельцина: не подчиненными, не исполнителями и уж тем более не его обслугой. Наше значение в обществе тогда позволяло нам стать такой самостоятельной политической силой. Безусловно, младшей по отношению к Ельцину, но самостоятельной. С иной политической философией, иными ценностями и подходами.
А они, Гайдар и его товарищи, развернули дело так, что они «технари», технический придаток, а всю политическую ответственность берет на себя Борис Николаевич. Это совсем другая конструкция, и я принципиально на нее был не согласен. А Ельцину это подошло больше, чем споры со мной.
Я считал, что новое поколение должно было иметь свою точку зрения и проводить экономическую реформу по своему усмотрению. Нужно было формировать серьезную политическую силу. Конечно, в диалоге с ним, но не просто выполнять, что бы он ни говорил.
Брать на себя политическую ответственность — это означает предлагать решения, за которые ты будешь нести политическую ответственность. А не выполнять те, с которыми ты не согласен и за которые должен будет расплачиваться президент."

2) "В целом моя точка зрения была в том, что мы должны быть самостоятельной политической командой. В этом контексте я звал к себе и Гайдара, и Шохина, и Федорова, и всех. Поэтому я ушел от Ельцина в 1990 году. Я понимал, что невозможно быть просто исполнителем у первого секретаря обкома и московского горкома КПСС, при всех его дарованиях, если хочешь чего-то добиться по существу…
— Вы имеете в виду, что для нормальной работы с Ельциным кабинету реформаторов нужно было заключать с ним пакт, договариваться об условиях союза.
— Да, нужно было ставить условия, вести с ним политический диалог."

Теперь давайте вроде бы как резко сменим тему (на самом деле просто зайдем с другого края).

Почему именно Путин в 1999 году стал преемником Ельцина?
Потому что именно он мог выиграть у Примакова и защитить Семью.

Почему было так трудно победить Примакова?
Потому что на такого левого патерналиста и авторитарного государственника был огромный общественный запрос. Потому что Ельцин был вынужден назначить его премьером, чтобы не назначать Лужкова или коммуниста Маслюкова.

Почему?
Ответ прост - дефолт августа 1998 года.

Почему этот дефолт стал возможен?
Потому что в 1996-1998 гг. у руля экономики находилась та же команда, что и в первый срок Ельцина. Проще говоря - потому что Ельцин избрался на второй срок.
Почему Ельцин избрался на второй срок в 1996 году?
Тут был ряд факторов. Наличие окружения, активно толкавшего на это больного Бориса Николаевича - в первую очередь т.н. клана Коржакова. Наличие семибанкирщины, также заинтересованной во втором сроке и готовой предоставить свои медийные и финансовые возможности. Отсутствие единого демократического кандидата, наличие которого было бы лучшим доказательством того, что историческая миссия Ельцина выполнена и ему пора на покой. Занимавший во всех опросах общественного мнения второе место после Зюганова Григорий Явлинский шел на выборы в качестве кандидата по сути почти от одного только "Яблока".

Первый фактор был обусловлен личностными свойствами Ельцина и его подбором людей. Второй - проведенными экономическими реформами Гайдара, Чубайса, Черномырдина и т.д. Третий - был продолжением политики компромиссов и соглашательства, которую проводили младореформаторы в 1994-1995 годах по вопросу Чеченской войны, например, в обмен на свое сохранение во власти.

А как так случилось, что реформаторы так зависели от Ельцина?
Во-первых, они небезосновательно боялись силовых действий Ельцина наподобие тех, что едва не произошли весной 1996 года. Во-вторых, у них естественно не было народной поддержки - сравните результаты ВР-93 и ДВР-95. В-третьих, даже имея большую фракцию в 1-й Госдуме они мало что могли поделать просто в силу устройства власти по Конституции 1993 года.

Как возникла Конституция 1993 года?
Здесь скорее нужно спросить так: в какой ситуации она возникла? Она писалась и была принята в те месяцы, когда никаких противовесов власти Ельцина не существовало и поэтому Конституция была не итогом консенсуса элит, а манифестом одного победителя.

Почему же реформаторы не пытали "разложить яйца по разным корзинам", создавать систему сдержек и противовесов между Ельциным и его оппонентами до октября 1993 года.
Да потому, что никаких вменяемых групп, способных быть таким противовесом Ельцину в период с декабря 1991 по октябрь 1993 года - просто не существовало. Красно-коричневые вице-президент Руцкой и ВС Хасбулатова были еще более авторитарны и косны и еще менее вменяемы, нежели президент Ельцин. Собственной же политической силы реформаторы, как мы видели из интервью Авена, и не пытались создавать.

Вот мы и вернулись к той мысли в интервью Явлинского, с которой начали сегодня.
И одновременно, отматывая назад эпоху пребывания у власти младореформаторов в 1991-1998 годах, мы увидели, как эта зависимость от Ельцина, а значит от той коррумпированной и не способной думать о стране бюрократии, которая обильно окружала первого президента, сращивание с этой бюрократией, неспособность провести нужные обществу реформы привели команду Гайдара, Чубайса и пр. к августу 1998 года, когда последних младореформаторов выкинули из правительства. Мы заглянули даже чуть дальше и увидели, как загнанный в угол экономическими провалами своих креатур Ельцин, маневрируя между КПРФ и Лужковым, был вынужден согласиться на компромиссное предложение Григория Явлинского назначить премьером Примакова.
Мы помним, что Примаков стремительно превратился в главного кандидата на президентство. Он олицетворял собой стабильность, подсознательно напоминая народу Брежнева и чтобы опередить его, Семья остановилась на кандидатуре Штирлица. Мы помним также, что дало возможность Штирлицу проявить себя в сентябре 1999 года. Все это цена, которую платило общество за ошибки, ложь, приспособленчество политиков 90-х.

Collapse )