March 25th, 2010

п-к

"Подаяние не дали" - первый открытый показ видеоверсии

В Культурном клубе Московского "Яблока" пройдет первый открытый показ видеоверсии моего спектакля "Подаяние не дали".

Состоится это счастье на Пятницкой, дом 31/2, строение 2, в понедельник, 29 марта, в 19-00.

Поскольку спектакль маленький, после него мы успеем, я думаю, провести не только обсуждение, но и поговорить в целом о современном российском театре и его перспективах.

Буду рад всех видеть.
п-к

"От Августа-91 до Путина" vs "От застоя до Августа-91"

Когда оцениваешь деятельность того или иного государственного деятеля, одним из важнейших критериев, ИМХО, являются отправная и конечная точки.

В этом смысле важно помнить, что деятельность Ельцина, Гайдара и др. началась в 1991 году с гигантского подъема общественной активности и искреннего желания миллионов людей создать демократию в России.
Закончилась их эпоха в 1999 году добровольной передачей власти полковнику КГБ
с, очень мягко скажем, неоднозначной репутацией. Народ не хотел никакой демократии, тосковал по сильной руке и радовался имперским жестам типа разворота над Атлантикой в защиту кровавого диктатора Милошевича.

Вот об этом должны помнить все, кто предлагает ставить Гайдару памятники и создает его религиозный культ.
Об этом культе, кстати, замечательно написал Андрей Илларионов: http://www.grani.ru/opinion/m.176233.html

Вот всего лишь одна цитата. Андрей Илларионов:
"считаю, что ошибки, совершенные Е. Гайдаром и А. Чубайсом при проведении реформ и не только, во многом привели нашу страну к нынешнему авторитарному режиму. Это не значит, что в этом виноваты только они. Это не значит, что тем, кто делал реформы, - и всем гражданам страны - было легко, что у них - и у всех нас - не было упорных противников, что им (и нам) не оказывалось ожесточенного сопротивления. Это не значит, что не было оппонентов, конкурентов, откровенных врагов, готовых воспользоваться любой оплошностью реформаторов. Но именно логика неудачных реформ, усугубивших и удлинивших экономический кризис, подорвавших общественную поддержку Б. Ельцина, породила с его стороны спрос на силовиков. И потому вытащила их из политического небытия во власть.
Но именно поэтому и надо анализировать сделанное, чтобы понять, где и какие ошибки были сделаны, как их исправлять, и чего ни в коем случае не следует повторять.
Экономические реформы, которых страна так ждала, так поддерживала, так, не побоюсь этого слова, боготворила, оказались не совсем теми, на которые надеялись люди, не теми, какие были обещаны реформаторами, не теми, какие собиралось проводить российское правительство осенью 1991 г. Многое из того, что надо было делать, сделано не было. А многое из того, чего делать не следовало, было осуществлено. Лишь в небольшой степени проведенные реформы оказались либеральными. Причем либеральными во многом не столько для людей, сколько прежде всего для властей, для госаппарата, для бюрократии. В тех реформах оказалось слишком много популизма и интервенционизма. И немало нечестного.
Нелиберальная, популистская, интервенционистская политика, цинично называвшаяся ее авторами "радикальными либеральными реформами", привела к тому, что их общественная и политическая поддержка, как и поддержка их авторов, называвших себя либералами и демократами, и, следовательно, и либеральных и демократических сил в нашей стране, бывшая в 1991-93 гг. на невероятном уровне, оказалась раздавлена. Именно такая политика привела к тому, что тяжелейший экономический кризис переходного периода, занимавший 2-3 года в большинстве стран, проводивших либеральные реформы, у нас, где проходили нелиберальные реформы, растянулся на 7 лет. Именно такая политика вела страну от одного организованного властями катаклизма к другому. Трудно найти сколь-нибудь значительное число людей, кто был бы готов постоянно поддерживать политику, ассоциирующуюся с чудовищной инфляцией, длительной безработицей, непрекращающимся спадом производства, залоговыми аукционами, бесчисленными скандалами, с бесконечной ложью".

Я не во всем согласен с Илларионовым. Я отлично помню, как мало и как непонятно Гайдар и Чубайс говорили с народом.
Я помню, что люди воспринимали их заумные рассуждения просто как издевательство над согражданами, которые были дезориентированы в эпоху бурных перемен.
Я не думаю, что можно говорить о популистском характере реформ.

Но суть Илларионов выразил абсолютно верно. Путинизм - желаемо-нежелаемое детище реформ Ельцина, Гайдара, Чубайса и пр.

Я пишу это не для того, чтобы продолжать дискуссию о 90-х. Цикл из 4 постов на эту тему мной окончен.

Мне кажется, что восхваляя псевдо-отцов свободы, мы забываем тех людей, которые действительно дали толчок к переменам в нашей стране. И перемены эти были к лучшему.

Я говорю, в том числе, о двух людях, которые родились с разницей в один год 2 марта.

Сергей Адамович Ковалев - 2 марта 1930 года.



Михаил Сергеевич Горбачев - 2 марта 1931 года.



Я убежден, что пока эти люди живы - мы должны чаще и громче выражать им свою признательность. Также, как мы должны помнить Андрея Дмитриевича Сахарова, Александра Николаевича Яковлева и многих других покойных и ныне здравствующих.

Я отдаю себе отчет в том, что Горбачев отнюдь не безгрешен. Была непоследовательность, политические игры, лукавство, хамство в отношении Сахарова на Съезде, кровь в Средней Азии, Прибалтике и Закавказье. Была и опора в 1990-1991 годах на замшелых консерваторов, свивших за его спиной дрожащую тварь ГКЧП. Это все так и я не предлагаю идеализировать Горбачева. Много было и экономических просчетов и промедлений.

Но этот человек возглавил в 1985 году тоталитарную империю зла, давившую лучших людей страны и воспитывавшую людей со страхом в сердце и двойными стандартами в мозгу.
А когда Горбачев ушел от власти в 1991 году, добровольно и без крови - стали возможны массовые демонстрации и защита демократии в августе 1991 года, люди узнали правду о коммунистическом режиме, убившем больше людей в нашей стране, чем нацист Гитлер. Страна отказалась от порабощения своих соседей. Прилавки были завалены доселе запрещеннной литературой, цензура ушла из СМИ и искусства, люди получили возможность выбирать своих представителей во власть, появились первые начатки рынка - банки, биржи и т.д.

Конечно, часть этих перемен произошла вопреки Горбачеву. Сергей Адамович Ковалев и его соратники боролись с генсеком за демократизацию страны.
Но именно благодаря Горбачеву и Яковлеву вернулись в Москву и получили возможность участвовать в выборах и академик Сахаров, и Ковалев, и многие другие правозащитники-политзэки и просто интеллигентные, порядочные, гуманные, неравнодушные, честные, умные и добрые люди.

Я хочу сказать Михаилу Сергеевичу и Сергею Адамовичу большое спасибо за то хорошее, что даже после "подлых нулевых" все еще остается в нашей стране.