May 25th, 2010

п-к

Культурный Клуб, "Гнездо" и Чеховфест

Сегодня Культурный клуб закрыл свой первый сезон показом "Харви Милка" и дискуссией с представителями ЛГБТ-сообщества.
Людей было немного, человек до 20. Примерно четверть в ходе просмотра ушла. Это были пожилые дамы. Боюсь, что некоторые моменты фильма Гаса ван Сэнта, которые и меня вынудили покраснеть, их шокировали, да и сам фильм трудно назвать шедевром с точки зрения закрученной интриги.
Но я считаю сегодняшний разговор полезным. Когда мы обсуждали его с членами "Яблока" после окончания, один из них сказал: "Я впервые увидел людей, открыто говорящих, что они геи". Но это же в чистом виде "Харви Милк" и это важный опыт для нас.

Кроме того, я давно собираюсь прорекламировать gnezdooffice  - блог творческого объединения "Гнездо", которое мы создали в ноябре прошлого года. Я не хотел это делать, пока афиша "Гнезда" состояла из одного "Подаяние не дали", но сейчас в ней появился и трейлер фильма "Кокцинеллиды", в котором можно увидеть не только наш Кёгэн, но и меня в одной из ролей:
Блог рекомендуется френдить :))

Пойду спать - завтра очень трудный день. Репетиция, потом напишу несколько текстов, а потом...
А потом Касторфом начнется Чеховский фестиваль!
Но это уже отдельная история... Спокойной ночи!
п-к

Первый блин комом

Не зря фамилия Касторф напоминала мне слово "касторка".

На третьем часу спектакля, не дождавшись антракта, после тяжелых и продолжительных художественных страданий я покинул спектакль театра Фольксбюне "В Москву, в Москву, в Москву!", открывающий Чеховский фестиваль.

Ну да, заставка Первого канала на сцене - смешно. Точное совпадение Кулыгина и английского языка - тоже.
И вообще, сначала я очень смеялся.
Но нельзя же так все время - бессмысленно и беспощадно к зрителю. Так много дописок за Чехова - я не против, а СМЫСЛ?
Рассказ "Мужики" - ну понятно, тоже в Москву хотят. Смысл считывается за несколько минут, зачем же все так долго!!! Ну хоть бы пару антрактов!
Штучки с красным флагом - как редкий гэг для спящего зрителя. Люди уходят, хотя места в зале были и перед началом.
Тузенбах и Вершинин целуются - в Москве этой трактовкой никого не удивишь уже лет 20.

В общем, после Лепажа, как многие писали, трудно посещать отечественный театр. После касторки Касторфа - этого ждешь с наслаждением!