May 26th, 2010

п-к

Аморальный вопрос про Кадаши

Можете считать меня кем угодно, но меня в истории с Кадашами больше всего интересует позиция РПЦ. Одним из защитников исторических зданий является местный священник, его интервью можно прочесть здесь: http://www.pravmir.ru/vechnost-v-kamne-ili-pochemu-razrushayut-moskvu/
Но в хоре защитников храма от разрушения я не слышу голосов тех, кто так бьется за возврат себе собственности - т.е. церковных иерархов.
Я нашел только упоминание, что застройка вокруг храма была благословлена (!!!) Алексием Вторым: http://mp.stroi.ru/detail.aspx?id=edc5f804-1567-4819-8969-c6d24b228188
Может быть, перед тем, как глотать новые куски недвижимости и требовать себе добавки - стоит защитить от опасности то, что есть уже сейчас?
Или бороться со строительными компаниями - куда менее выгодно, чем отбирать здания и произведения искусства у общественности и поэтому церковники не хотят связываться?
Поправьте меня, если я не прав.
п-к

"Братья Ч" - предпремьерный показ в театре Станиславского

Начну с апдейта: так вот, зрители спектакля сидят прямо на сцене театра Станиславского. Для меня это третий такой спектакль после "Трилогии драконов" Робера Лепажа и моего "Подаяние не дали".

"Братья Ч." - очень интересный объект для отделения пьесы от режиссуры, а режиссуры от актерской игры.

Пьеса Елены Греминой хорошая. В ней есть возможность и даже не одна, мне кажется. Обычно натужное вписывание реплик из произведений в жизнь автора - здесь удалось хорошо.

Режиссура Александра Галибина - нормальная. Если иметь в виду французский перевод слова "режиссура" - развод мизансцен.

С актерами - по-разному. Очень хорош актер в роли Чехова. Он умный, если коротко. Отец Чехова - тоже хороший, сейчас объясню почему.

Теперь про спектакль в целом и как эти три элемента сочетаются.
Меня обмануло название. Я полагал, что речь будет идти о равноправных героях, однако это не так. Это история Чехова и семьи, висящей на его ногах как гири.

Теперь к двум возможностям, которые я увидел в пьесе.

Первая - соревнование Антона и двух других братьев на тему: все-таки он правильно один из всех вошел в историю или же другим просто не повезло? Для этого поворота нужны другие братья. Независимо от режиссерского решения. Если они так же талантливы - то это нужно доказать актером, а если нет - то не интересно продавать это сразу. Здесь же про первого брата (в порядке выхода на сцену) все понятно с первой секунды, про второго - с пятой, когда он начинает говорить. Эти братья не талантливы. В них с первой секунды не увидишь ни Достоевского, ни Шопенгаэура. И они не меняются весь спектакль. Весь спектакль они тупо едят Чехова, а бедный Чехов терпит.

Терпит ли? И тут есть вторая возможность пьесы. Он хочет жениться на Дуне Эфрос ради денег, чтобы обеспечить их раз и навсегда и уйти в творчество.
Это такая его попытка побега от материальных проблем семьи. Это можно ставить как почти детективную интригу. Есть те, кто за это и те, кто мешают ему. Но эта возможность не использована.

В итоге спектакль идет в жанре семейной ссоры-истерики, отчаянно напоминая "Дети Ванюшина" Найденова в постановке Андрея Александровича Гончарова, только последние были более разнообразны по интонации. Особенно на спектакль Маяковки становится похожа сцена за столом.

В этом смысле очень по-ванюшински существует отец (Александр Пантелеев) и свою тиранию актер продает отнюдь не сразу, придерживая ее и создавая тем самым зрителю работу восприятия.
Сам Антон Павлович (Станислав Рядинский) просто хороший. Умный, точный, интересный, загнанный как лошадь, совсем еще молодой и даже юный.

Вот оттянуть бы только как можно дольше момент в спектакле, когда мы расставляем для себя между Антоном и другими Чеховыми знаки +/-, чтобы потянуть интригу, чтобы актеры померились бы каждый своей правдой.
Но увы - адвокатуры своих ролей у одной из сторон не хватает, поэтому, хоть Чехова и жаль, но зрительский организм довольно рано для одноактного спектакля начинает скучать от ясности общей картины.