October 13th, 2010

п-к

Глубокое угнетение от лукавства, глухоты и сумбура

Был на парламентских слушаниях в Государственной Думе по теме "О проблемах законодательного регулирования театральной деятельности в РФ".
Спасибо большое, кстати, за это пресс-службе Комитета Думы по культуре.

Но честно напишу: очень печальные ощущения, которые все время нарастали.

Министр Авдеев говорил о важности культуры полному залу деятелей искусств.
Зачем? Зачем им-то?
Для успокоения. Денег недостаточно, попробуем заменить демонстрацией понимания значимости отрасли со стороны государства.
То есть говорит министр то, что надо - но не тем. Надо бы то же самое да на Правительстве.

Потом он еще защищал от деятелей искусства экономический блок.
То есть все время происходит еще один перевертыш: министр - не полпред культуры внутри бюрократии, а полпред бюрократии в культуре.

Они принимают дрянные законы, по вопросам, в которых вопиюще не компетентны, а министр призывает не нападать на них, чтобы не поранить нежную шкурку этих людей. Да мы не нападаем, нас бы кто-то уберег от Минфина и Минэкономразвития.

Неприятно резануло, когда на сумбурное выступление главы Донского театра с критикой в т.ч. и в адрес министра, Авдеев сказал, что не будет взаимодействовать с этим человеком.
Как человеку ему может быть обидно, но, как министр, он обязан исполнять свои функции - неумение чиновника отделять личную шерсть от государственной огорчительно. Почему какой-то театр должен пострадать и чего-то не получить из-за личных недопониманий? Почему гос. ресурс становится личной собственностью: буду с тем, с кем хочу.
Кстати, этот глава театра сказал любопытную вещь, про финансирование театров малых городов через Театр Наций. Здесь, похоже, тот же принцип, что и в кинематографии - дать деньги большим компаниям, а они их уж будут распределять. Олигархия.

Ощущение человеческой неполноценности пришедших на заседание руководителей департаментов ФАС и Минэкономразвития.
Про Минэкономразвития я ничего говорить не буду, брошенная этой женщиной в кулуарах фраза, что деятелям культуры нужно только больше денег и ничего другого, ясно показывает, на каком уровне и какими органами человек воспринимал обсуждение.

Огорчил рядом высказываний яблочник Михаил Евраев из ФАС. Ну уж член бюро "Яблока" знает, сколько денег в нашей стране и на что они тратятся. И когда он некрасиво пытается столкнуть культуру с образованием, наукой, медициной, говоря, что они тоже все просят денег - ну это странно было мне слышать от Михаила Яковлевича. Ему ли не знать, что денег в России хватило бы и врачам, и учителям, и ученым, деятелям театра - если бы они не шли в другие карманы.

Еще Евраев подхватил идею Хазанова и вот об этом подробнее.
Хазанов блестяще начал свое выступление, сказав, что закона о театрах нет, потому что он не нужен. Если бы он действительно был нужен - его приняли бы так же экстренно, как увеличение президентского срока с 4 лет до 6.
А закончил он плохо - тем, что раз никому это не нужно, то м.б. и позволить государству финансировать только те театры, на которые у власти денег хватает.

Евраев с его сугубо технократическим подходом (удивительным, повторюсь, для яблочника) эту идею поддержал.

Донской главреж тоже откликнулся, предложив сокращать московские театры.

Между тем, в начале заседания министр культуры приводил цифры о том, что по европейским меркам в России театров меньше, чем нужно.
Меньше чем нужно! Театров не хватает даже на окраинах Москвы!
Понятно, что власть с радостью оставит себе 10 придворных театров, уже сегодня получающих многомиллионные гранты от президента и правительства. Замечу вскользь, что именно эти театральные миллионеры очень любят говорить о том, что культура должна приносить прибыль. Получат из Кремля миллиончиков 50 и мечтают, как она должна приносить.
На это хорошо ответил Калягин, сказавший, что культура помогает формировать благоприятную среду для инвестиций и уже тем приносит прибыль стране.

И вообще, если сокращение театров будет происходить по объективным критериям - то Театр Эстрады, ставший в основном прокатной площадкой, будет ведь одним из первых кандидатов.

Поэтому, коллеги, не нужно превращаться в персонажей Мрожека, соображающих на плоту, кого бы им съесть. Не нужно сдавать коллег. Некрасиво это, очень.

А что касается Евраева - то честным технократам в Правительстве вполне возможно совсем недолго осталось радоваться на антикоррупционный 94-й закон.
Глава комитета по культуре Ивлиев обнародовал позицию "Единой России", что этот закон - тяжкое ярмо и бремя для нашей страны.
Евраева со товарищи не жаль - годами творческие деятели должны были продавливать в этот закон поправки и за эти годы образовалось настолько мощное лобби ненавистников этого закона, что под напором он может рухнуть целиком, снова открыв простор для коррупции.
Надеюсь, будет урок ФАС и Минэкономразвития на будущее - советуйтесь с теми, на кого закон направлен, до того, как его принять. Советутесь и учитывайте разумные предложения.

Еще печально и то, что обсуждение конкретного документа - рекомедаций слушаний - оказалось скомкано.
Конкретных поправок к документу почти не звучало.
Между тем именно там было прописана рекомендация в 2011-2013 годах финансировать культуру не меньше, чем в 2010-м.
Кто-то обратил на это внимание: как хитро! За образец взяли 2010-й, когда финансирование было урезано из-за кризиса.
А в 83-м законе есть пункт, что бюджетное учреждение должно стремиться и вовсе - не превысить расходы 2010 года. То есть не увеличивать их несмотря на инфляцию.
Увеличение 6% на оплату ЖКХ в 2011 году - также мизерно. Ведь мы знаем, что тарифы выростут с 1 января на 20-30%, а не на 6%.

В конечном счете, рекомендации и их возможные изменения остались на усмотрение организаторов.

И в этом вина самого театрального сообщества, которое увы! состоит из плохих политиков, не умеющих сочетать психологическое давление зала с протаскиванием конкретных изменений в обсуждаемый проект.
Слишком мало людей понимают, что на такие заседания надо ходить не с рассказами о бедах, а с альтернативными, хорошо проработанными предложениями и целенаправленно внедрять их в обсуждаемые проекты.
Цифры 94 и 83 стали притчами во языцах, отчего появилось ощущение, что обсуждаются проблемы скорее худрукские, а не общетеатральные.

Я не собирался выступать, но подал бумажку с просьбой дать мне слова часа через три после начала, когда понял, что никто не упоминает безработицу актеров и режиссеров, трудоустройство молодежи, грант минкультуры для молодых режиссеров в 30 тысяч рублей, создание биржи труда (о чем упоминал ведь министр Авдеев в своем докладе) и базы вакансий в Интернете, проблемы недозагруженных работой театров с пустующими сценами и репзалами, проблему стимуляции худруков к привлечению молодежи, проблему поддержки академического театроведения и сохранения самой такой специальности.

Я понял, что видимо придется мне что-то сказать про все это. Но обсуждение, все более перераставшее в базар, поспешили свернуть и вице-спикер Журова слова мне не дала.
Ну и фиг бы с ним.
Правы ораторы, говорившие о том, что изменение ситуации зависит больше всего не от наших речей и не от речей министра или депутатов, а от наличия у руководства страны понимания роли театра. Пока его нет - не будет и политической воли изменить ситуацию в принципе.