November 3rd, 2010

п-к

О деле Егора Бычкова

Я все не высказывался по этому поводу и вот теперь, когда реальный срок заменили на условный, я кое-что скажу.

Любой человек имеет право распоряжаться своей жизнью так, как он хочет. В том числе уничтожить ее. В том числе наркотиками.
Наркоторговцев надо сажать, желательно надолго.
Наркоманов надо лечить. Когда они хотят лечиться.

Этим должны заниматься государство и профессиональная частная медицина.
А Робин Гуд - в глазах людей конечно гуд, но он вообще-то разбойник.

Если сегодня даже не государство, а наглый человек, возомнивший, что имеет право распоряжаться чужими судьбами, будет лишать свободы наркоманов - завтра это может коснуться алкоголиков, потом курящих, потом верующих необычных религий. Потом любых других людей.

Каждый человек должен быть свободен и распоряжаться своей судьбой сам.
И если Егор Бычков распорядился своей судьбой так - он преступник.

А когда 93% слушателей Эха Москвы за него - это значит, что наше общество дошло до поддержки произвола и вседозволенности. ВседозВоленность, произВол - где корень - воля. Воля, которая, как понятие, противоположна свободе.

И это приговор не только обществу, морально падшему ниже некуда. Это приговор государству, которое своей неспособностью справляться со своими задачами довело общество до таких настроений.

Это приговор таким людям, как ближайший соратник Путина Виктор Иванов, возглавляющий Госнаркоконтроль. Вам, господин Иванов, стыдиться бы сейчас и просить прощения у Бычкова, а не выступать в его защиту.
Ведь преступником его сделала неэффективность вашего ведомства! Если бы наркоконтроль эффективно боролся с барыгами, Бычков пошел бы работать к вам, а не приковывать наркоманов! Или он занялся бы какими-то другими делами - но вы и ваша структура заставили его стать бандитом с большой дороги, не оставили надежды на честность и компетентность государства, вынудили заняться самосудом и произволом.
Егор Бычков это продукт эпохи.

Меня не смущает, что Бычкову заменили реальный срок на условный. Я его не знаю, он моложе меня, ему 23. Возможно, находясь под колпаком условного срока он что-то поймет. М.б. ему скажет что-то важное священник в том храме, куда он пошел после выхода из тюрьмы.
Надеюсь, хотя все мы знаем, какие у нас зачастую священники и что они говорят.

Но общественная атмосфера поощрения самосуда и произвола над невинными людьми - это очень серьезно и страшно.
Это значит, что страна, даже вернув себе право выбора, не сможет сделать между добром и злом правильный выбор.